Постановлением от 31 января 2014 года № 1-П Конституционный Суд дал оценку конституционности абзаца десятого пункта 1 статьи 127 Семейного кодекса Российской Федерации.

Оспоренное положение являлось предметом рассмотрения постольку, поскольку оно служит основанием для решения вопроса о возможности установления усыновления лицами, имеющими или имевшими судимость, подвергающимися или подвергавшимися уголовному преследованию (за исключением лиц, уголовное преследование в отношении которых прекращено по реабилитирующим основаниям) (далее - данная категория лиц) за указанные в нем преступления.

Конституционный Суд признал оспариваемое положение соответствующим Конституции Российской Федерации в той мере, в какой предусмотренный им запрет на установление усыновления детей распространяется:

-         на данную категорию лиц за указанные в названном законоположении преступления, относящиеся к категориям тяжких и особо тяжких, а также за преступления против половой неприкосновенности и половой свободы личности независимо от степени тяжести (далее - особые категории преступлений);

-         на лиц, имеющих судимость либо подвергающихся уголовному преследованию за иные указанные в данном законоположении преступления;

-         на лиц, имевших судимость либо подвергавшихся уголовному преследованию за иные указанные в данном законоположении преступления, - постольку, поскольку на основе оценки опасности таких лиц для жизни, здоровья и нравственности усыновляемого обеспечивается соразмерность введенного ограничения целям государственной защиты прав несовершеннолетних.

Вместе с тем оспоренная норма признана не соответствующей Конституции Российской Федерации в той мере, в какой предусмотренный ею запрет на усыновление детей распространяется на лиц, имевших судимость за указанные в данном законоположении преступления (за исключением относящихся к особым категориям преступлений), либо лиц, уголовное преследование в отношении которых в связи с преступлениями, не относящимися к особым категориям преступлений, было прекращено по нереабилитирующим основаниям.

Впредь до внесения надлежащих законодательных изменений при применении оспоренного положения к лицам, на которых распространяется действие оспоренной нормы в той части, в какой она была признана не соответствующей Конституции Российской Федерации, суд не вправе формально отказать им в установлении усыновления и должен рассмотреть вопрос о возможности такового по существу.

Это не снимает с суда обязанности оценить, насколько усыновление ребенка конкретным лицом соответствует цели максимальной защиты прав и законных интересов усыновляемого, обеспечения его полноценного физического, психического, духовного и нравственного развития без риска быть подвергнутым какой-либо опасности.

 

Заместитель Ульяновского прокурора

по надзору за соблюдением законов в

исправительных учреждениях области                                                                     

 

младший советник юстиции                                                                                                         И.В. Силаев