Постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 20.09.2018 № 32 су­дам разъяснено в каких случаях должна наступать уголовная ответственность за «лайки» и «репосты». При решении вопроса о привлечении лиц к уголов­ной ответственности за распространение информации экстремистской на­правленности необходимо устанавливать наличие умысла и цели возбужде­ния ненависти либо вражды. Размещение лицом в сети "Интернет" или иной информационно-телекоммуникационной сети, в том числе, на своей странице или на страницах других пользователей материала (например, видео-, аудио-, графического или текстового), созданного им самим или другим лицом, включая информацию, ранее признанную судом экстремистским материалом, может быть квалифицировано по статье 282 УК РФ только в случаях, когда установлено, что лицо, разместившее такой материал, осознавало направлен­ность деяния на нарушение основ конституционного строя, а также имело цель возбудить ненависть или вражду либо унизить достоинство человека или группы лиц по признакам пола, расы, национальности, языка, происхож­дения, отношения к религии либо принадлежности к какой-либо социальной группе. При решении вопроса о наличии или отсутствии у лица прямого умысла и цели возбуждения ненависти либо вражды, а равно унижения чело­веческого достоинства при размещении материалов в сети "Интернет" или иной информационно-телекоммуникационной сети суду следует исходить из совокупности всех обстоятельств содеянного и учитывать, в частности, форму и содержание размещенной информации, ее контекст, наличие и со­держание комментариев данного лица или иного выражения отношения к ней, факт личного создания либо заимствования лицом соответствующих ау­дио-, видеофайлов, текста или изображения, содержание всей страницы дан­ного лица, сведения о деятельности такого лица до и после размещения ин­формации, в том числе о совершении действий, направленных на увеличение количества просмотров и пользовательской аудитории, данные о его лично­сти (в частности, приверженность радикальной идеологии, участие в экстре­мистских объединениях, привлечение ранее лица к административной и (или) уголовной ответственности за правонарушения и преступления экстремист­ской направленности), объем подобной информации, частоту и продолжи­тельность ее размещения, интенсивность обновлений. При оценке заключе­ния эксперта по делам о преступлениях экстремистской направленности су­дам следует иметь в виду, что оно не имеет заранее установленной силы, не обладает преимуществом перед другими доказательствами и, как все иные доказательства, оценивается по общим правилам в совокупности с другими доказательствами. При этом вопрос о том, являются те или иные действия публичными призывами к осуществлению экстремистской деятельности или к осуществлению действий, направленных на нарушение территориальной целостности Российской Федерации, а также возбуждением ненависти либо вражды, а равно унижением человеческого достоинства, относится к компе­тенции суда. При правовой оценке действий, направленных на возбуждение ненависти либо вражды, а также на унижение достоинства человека либо группы лиц по соответствующим признакам, судам следует исходить из ха­рактера и степени общественной опасности содеянного и учитывать положе­ния части 2 статьи 14 УК РФ о том, что не является преступлением действие (бездействие), хотя формально и содержащее признаки какого-либо деяния, предусмотренного уголовным законом, но в силу малозначительности не представляющее общественной опасности. При решении вопроса о том, яв­ляется ли деяние малозначительным, то есть не представляющим обществен­ной опасности, судам необходимо учитывать, в частности, размер и состав аудитории, которой соответствующая информация была доступна, количе­ство просмотров информации, влияние размещенной информации на поведе­ние лиц, составляющих данную аудиторию.

 

 

Заместитель Ульяновского прокурора

по надзору за соблюдением законов

в исправительных учреждениях области

 

советник юстиции                                                                                  Д.П. Абанин